может ли художник брать деньги у государства?

2011
03.09

Весь последний месяц арт-сообщество волновал парадокс: арт-группа «Война», преследуемая властью за политический акционизм, в то же самое время выдвинута на государственную премию «Инновация». Все гадали: примут или не примут? Наконец ситуация разрешилась, но главный вопрос по-прежнему открыт.

Группа «Война» снова номинируется на премию «Инновация». Напомним вкратце историю вопроса.

Ключевых участников арт-группы «Война» Леонида Николаева и Олега Воротникова арестовали в ноябре 2010 года за акцию «Дворцовый переворот», в рамках которой художники перевернули милицейскую машину рядом с Михайловским дворцом в Санкт-Петербурге. Им было предъявлено обвинение в хулиганстве по статье 213 УК РФ, предусматривающей наказание вплоть до пяти лет лишения свободы; активистов, несмотря на общественное возмущение, держали в СИЗО и только 22 февраля выпустили под залог, который внес за них всемирно известный граффитист Бэнкси. Между тем 10 февраля государственная премия в области современного визуального искусства «Инновация» объявила шорт-лист, и первым номером в номинации «Произведение номинального искусства» значилась акция «Войны», которая в шорт-листе была стыдливо названа «Член в плену у КГБ» (настоящее название акции — «Хуй в плену у ФСБ»). В случае победы художники должны были получить приз в размере 250 тысяч рублей.

Идеолог «Войны» Алексей Плуцер-Сарно опубликовал обращение, где назвал премию «Инновация» «деньгами мафиозной власти, которая <…> одной рукой пытается физически уничтожить художников», а другой «хочет дезориентировать морально неустойчивую часть арт-сообщества мелкими денежными подачками», и призывал арт-сообщество бойкотировать премию. В ответ экспертный совет «Инновации» исключил «Войну» из списка номинантов — после этого бойкотировать «Инновацию» призвали уже многие представители арт-сообщества, включая членов жюри. Тогда организаторы премии попросили художников определиться: участвуют или не участвуют. 3 марта Алексей Плуцер-Сарно прислал письмо, в котором лаконично подтвердил согласие «Войны» номинироваться на премию и поблагодарил экспертный совет.

Позицию художников на сегодняшний день прояснил в своем блоге Плуцер-Сарно: «Мы отказались от использования на личные нужды денег премии, обязавшись перевести их на нужды политзаключенных, но не отказывались от чести получить оценки от ведущих экспертов совриска на грядущем голосовании <…> не мы выдвигали нашу кандидатуру и не нам ее снимать, напротив, мы высоко ценим мнение экспертов совета премии, которые голосовали за нас единогласно».

Эта история в концентрированной форме отражает глобальный внутренний конфликт российского арт-сообщества. С одной стороны, понятно, что государство должно в разных формах выделять деньги на культуру, и мастерам культуры эти деньги принадлежат по праву, поскольку выделяются из налогов, которые общество платит в том числе и с целью поддержания культуры. С другой стороны, предоставляя власти право распоряжаться этими средствами и поддерживая выбор государства — кому дать премию, например, общество тем самым легитимизирует власть. С третьей стороны, не ФСБ же выдает художественные премии: для этого приглашают экспертов, уважаемых и признаваемых в этом качестве обществом. Наше, мол, дело репрессировать художников за их политические акции, а ваше — наградить их, и мы в это не вмешиваемся. И арт-сообщество никак не может выработать по этому вопросу ясную позицию. Когда политический момент требует, оно заявляет, что в тюрьму сажает и премии дает одна и та же инстанция, «добрый и злой следователь». Когда ситуация поворачивается иначе, то же сообщество с той же правотой избирает противоположную логику: одно дело — государство (которое дает деньги), а совсем другое — экспертное сообщество, которое присуждает премию. Мы решили попробовать разобраться в этой системе кнута и пряника и задали участникам проекта «Сноб» вопрос: можно ли брать деньги у государства? И если да, то на каких условиях?

Ваш ответ